IPB

Добро пожаловать, гость ( Вход | Регистрация )

 
Reply to this topicStart new topic
> Списки смертников
Admin
сообщение Feb 26 2006, 07:27 AM
Сообщение #1


Administrator
***

Группа: Admin
Сообщений: 8380
Регистрация: 29-July 03
Пользователь №: 1



Список смертников
“МК” предотвратил убийство тысяч одиноких и больных москвичей

Перед вами всего лишь ксерокопия. Это один из сотен ничем не примечательных на первый взгляд листков формата А4. А вот оригинал документа уже приобщен к материалам уголовного дела. Которое может стать сенсационным.
Всего в “Списке смертников” около 4300 имен и адресов — подробнейшие данные на старух и стариков, психбольных и алкоголиков из Центрального округа столицы. Возле некоторых фамилий стоят корявые карандашные пометки: крест, три креста, волнистые линии... Очень похоже, что эти адреса преступники успели “отработать”. В таком случае судьбе жителей ЦАО, которые помечены в списке крестами, скорее всего не позавидуешь. Как мы уже писали, в результате подобных “отработок” москвичи-квартировладельцы из группы риска исчезают прямо от подъездов (“Смерть в квадрате”, “МК” от 26.01.2005 г.).
Впервые данные, которыми пользуются преступники, в столь полном виде попали в руки столичных оперативников. Что примечательно — благодаря этой самой публикации в “МК”.
“Список смертников” — это часть информационной базы данных, которой пользуется окопавшаяся в Москве сеть “черных риэлторов”. Причем — и это теперь определенно установлено — при активной помощи сотрудников милиции. Готовя предыдущий материал, я могла только предполагать, что такие списки должны существовать. И вот у меня в руках толстенная стопа бумаги формата А4, которую можно пощупать, просмотреть.

Здесь указаны такие графы: “ФИО” (судя по ним, хозяева квартир в подавляющем большинстве — женщины). Немолодые — в графе “возраст” стоят, например, 1909 г.р., 1923-й, 1927-й, 1935-й.
Дальше идет графа “улица”. Ничего себе! Всю первую страницу целиком занимает ул. 1905 года (на ней находится наша редакция) — целых 48 адресов. Листаю дальше наобум: ул. Николаева, Малый Патриарший переулок, Верхний Предтеченский переулок... Да здесь мелкой сетью охвачен весь Центральный округ! Следом графы: “№ дома”, “№ квартиры”, “вид собственности” — приватизирована ли квартира. Кое-где мелькает “комм.” — что значит “коммуналка”.
И почти каждый лист исчерчен пометками от руки: кресты, еще какие-то карандашные закорючки. Так риэлторы обозначали, что “работают” с хозяином жилья. Можно предположить, что эти данные “утекли” к ним из централизованной базы какой-то госструктуры — скажем, пенсионного фонда, управы, соцзащиты и проч.
Ох, правы мы были, предполагая, что такие сводные базы данных существуют и активно используются преступниками. И вот теперь этому появилось весомое доказательство. Правда, пока только по одному округу, ЦАО, но зато самому “лакомому” в плане жилья. Но почему бы “черным риэлторам” не иметь таких же списков по всем другим округам Москвы? И так же методично не “окучивать” людей, которые имели несчастье в них попасть? Это только прокуратура города не располагает сводными данными на лиц из группы риска, чтобы организовать их надежную защиту от квартирных шакалов. А преступники — пожалуйста!
Оригинал списка был обнаружен оперативниками УВД ЮЗАО во время обыска квартиры дома №23 по Загорьевской улице при задержании некой Зулихан Мусаевны Юнусовой, 1973 г.р. — уроженки Чеченской республики, жительницы села Ишхой-Юрт Гудермесского района.
А теперь о том, как милиции удалось выйти на обладательницу “Списка смертников”.
Арест участкового
В нашей публикации “Смерть в квадрате” говорилось о том, насколько в Москве опасно быть больным или старым собственником квадратных метров — на эти вожделенные “метры” тут же находятся охотники. В числе примеров была упомянута история Татьяны Антипиной.
46-летняя Татьяна имела неприватизированную “двушку” на Зеленом проспекте, в доме 56 (это Восточный округ). Но постоянно жила у супруга, профессора химии Льва Антипина, в Юго-Западном округе. В декабре прошлого года она пришла на Зеленый и увидела, что на ее входную дверь кто-то навесил новый замок. Местный участковый, капитан милиции, рассказал ей, что дверь пришлось вскрыть из-за задымления в квартире. Но, добавил он, сотрудники жилконторы с удовольствием вручат Татьяне новые ключи: для этого ей завтра же надо просто подойти к своему подъезду. 16 декабря Татьяна уехала на свидание с участковым, с которого не вернулась.
Больше профессор Антипин жены не видел — ее не нашли ни в моргах, ни в обычных больницах, ни в психиатрических. А в РЭУ Льва Михайловича огорошили: они не меняли замок и, значит, не вызывали никакого участкового. Даже задымление — это миф: вызова пожарной службы также не зафиксировано.
Тогда-то у профессора возникли нехорошие сомнения. В ОВД “Новогиреево” у Антипина заявление на розыск пропавшей без вести жены приняли. Но к его подозрениям насчет участкового отнеслись, мягко говоря, с прохладцей. И Лев Михайлович, который долго ходил в ОВД как на работу, но так и не смог ничего добиться, позвонил в “МК”.
30 декабря, перед самым Новым годом, мы вместе с профессором пошли на прием к начальнику ОВД Сергею Тихановскому. Сильно подозреваю, что только появление журналиста заставило милицейского начальника назначить в отношении участкового служебную проверку. Из ОВД результаты проверки ушли в Перовскую прокуратуру и в отдел собственной безопасности Восточного округа. И снова — молчание.
Но тут розыскное дело Татьяны Антипиной попало в “чужую” прокуратуру — Юго-Западного округа (ведь фактически она жила в ЮЗАО). Подействовала, видимо, и огласка в прессе: буквально через несколько дней участкового, капитана Анатолия Сысоева, арестовали прямо на допросе в прокуратуре.
Перекрашенная риэлторша
— 18 февраля я пришел в прокуратуру — как раз когда допрашивали Сысоева, — позвонил мне взбудораженный профессор. — Вижу, тот сидит в кабинете у следователя весь красный. А потом гляжу — плачет...
Как стало известно “МК”, капитан сначала пытался от всего откреститься. Но вскоре “поплыл” — сознался, что сам дал “черным риэлторам” наводку на квартиру Антипиной. 46-летняя Татьяна, как ему показалось, была одинокой женщиной, да вдобавок со странностями в поведении. Словом — типичная жертва из группы риска.
Оказалось, что еще 24 ноября 2004 г. — за три недели до исчезновения Татьяны — кто-то подал заявку на приватизацию квартиры на Зеленом проспекте от ее имени. Оставалось убрать саму хозяйку. Это и было с успехом проделано: капитан дал показания, что вскрыл дверь, а через несколько дней выманил Антипину на свидание, с которого она уже не вернулась. Вместо сотрудников жилконторы у подъезда дома Татьяну ждали квартирные шакалы. Обманом или силой они засунули женщину в машину и увезли. Куда? Никаких следов несчастной женщины до сих пор не найдено.
Рыдающего участкового отправили в Бутырку. Задержали и его подельников: 25-летнего парня из ближнего Подмосковья и 35-летнего кавказца без регистрации (правда, кавказца потом отпустили под подписку о невыезде). А еще чеченку Юнусову — во время обыска в квартире, где жила Зулихан Юнусова, нашли паспорт Антипиной.
А понятая Людмила Викторовна, которая присутствовала при обыске, рассказала мне про найденную у Юнусовой “какую-то компьютерную базу”. Это и был “список смертников”. Сейчас этот список, по нашим данным, приобщен к уголовному делу, возбужденному по факту убийства Антипиной (надежды, что она отыщется живой, практически нет).
Анализ документов, изъятых у Юнусовой, уже помог спасти от смерти как минимум еще одного человека. Перекрашенная в блондинку “риэлторша” из Ишхой-Юрта занималась продажей квартиры 69-летней москвички Александры Петровны М. Старушка живет в 6-м корпусе дома №17 по ул. Новокосинской (тоже территория ВАО) и состоит на учете в ПНД. Ее приватизированная “однушка” уже продана, договор купли-продажи зарегистрирован.
Но для Александры Петровны это известие оказалось как гром среди ясного неба — лишаться единственного жилья она не собиралась, доверенностей никому не давала. Только однажды, по просьбе знакомца-кавказца, пустила на квартиру его “сестру” — Юнусову. Гостья переночевала две ночи. После ее ухода хозяйка недосчиталась 6 тыс. руб. Кинулась к знакомцу. Тот извинился: мол, сестра и его подставила, привез бабушке 200 долл. Потом часто звонил, осведомлялся, не нуждается ли в чем Александра Петровна, как ее здоровье... Теперь понятно, что этот интерес возник неспроста: у бабушки украли квартиру, а ее саму чудом не успели вывезти из города и убить.
Кстати, адрес, где взяли Зулихан Юнусову, тоже “паленый”.
— Раньше в этой квартире жила одинокая пенсионерка, — добавила соседка-понятая Людмила Викторовна. — Но около года назад пропала. Ее так и не нашли. А месяца 2—3 назад тут вместо хозяйки объявилась эта самая Юнусова.
По информации “МК”, обезвреженная группа “черных риэлторов” не раз занималась “бизнесом” на крови. Пока известно о нескольких аналогичных случаях: сперва проворачивались сделки купли-продажи столичных квартир, а затем их владельцы исчезали. Их (или их трупы) сейчас активно ищут.
Однако очевидно, что арестованные — лишь малые звенья гигантской сети, которая наброшена на всю Москву. Интересно, на какие нужды шли немалые деньги, вырученные от продажи чужого жилья? Что если не только в карманы ненасытных “черных риэлторов”, а на финансирование чеченских боевиков?
Хоть в богадельню, хоть на улицу
Подобный “список смертников” из 4 с лишним тысяч фамилий найден, насколько нам известно, в столице впервые. Это — прецедент.
От Мосгорпрокуратуры теперь зависит: заметить эту страшную находку и наконец-то заняться профилактикой среди группы риска: взять под особый контроль каждого одинокого старика, каждого тяжело больного квартировладельца, — или оставить вещдок тихо пылиться в материалах скромного уголовного дела. Которое, кстати, сейчас должно вернуться из прокуратуры ЮЗАО в прокуратуру ВАО — ведь похитили Антипину именно там.
Нам кажется логичным, что расследовать это уголовное дело должна именно прокуратура города. Ведь “список смертников” может вывести на всю сеть “черных риэлторов”, которая оплела собой Москву.
Между тем оперативники УВД ЮЗАО, которые обезвредили похитителей, уже начали искать другие их связи с милицией Восточного округа. Как заявил источник “МК”: “Есть основания полагать, что в квартирных операциях были задействованы не только сотрудники ОВД “Новогиреево”. В оперативной разработке уже находится еще один сотрудник милиции из ВАО”. Да вот только не надают ли “чужим” прокурорским по рукам?
Профессор Антипин не скрывает своих опасений:
— В Мосгорпрокуратуре меня спрашивают: “Что конкретно вы имеете против прокуратуры Восточного округа?” Как — что?! Дело о пропаже моей жены два месяца волокитили в ВАО: мол, пропажа — это отдельно, а грабеж квартиры (имеется в виду организованный при содействии участкового Сысоева вывоз вещей из квартиры Антипиной. — Авт.) — отдельно... А когда дело передали в ЮЗАО, тамошние оперативники мерзавцев за неделю поймали! Между прочим, недавно я узнал, что того же Сысоева, оказывается, уже понижали в должности — именно за то, что он жил в квартире людей, пропавших без вести.
Как ни парадоксально это звучит, новый жилищный пакет, вроде бы прибавив прав владельцам квартир, одновременно сделал их совершенно беззащитными перед бандитами.
Согласно все-таки принятым (несмотря на шумные протесты прошлым летом) поправкам в ст. 292 ч. 2 Гражданского кодекса РФ, собственник получил право продать квартиру, не принимая во внимание права тех, кто там зарегистрирован (детей, жен-мужей, родителей). Как только продажа дома или квартиры состоится, эти “нахлебники” автоматически теряют “право пользования жилым помещением”. Могут идти хоть в приют, хоть в богадельню, хоть на улицу.
Казалось бы, для собственника это славно: теперь хозяин — барин. Но зато этот “барин” остается один на один с квартирными шакалами: уж если положат глаз на его квартирку — и напоят, и запугают, и в лес отвезут, но заставят выдать доверенность на продажу квартиры. А больше ничего и не нужно! Ведь новый жилищный пакет упростил процедуру продажи жилья максимально — ни согласия членов семьи, ни разрешения органов опеки теперь не нужно.
Так что последствия все мы скоро прочувствуем на собственных шкурах — когда страну вторично захлестнет вал жилищных преступлений, как это было в первые годы после начала приватизации квартир.

Московский Комсомолец
от 22.03.2005 Рита МОХЕЛЬ
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post

Reply to this topicStart new topic
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0 -

 



- Упрощённая версия Сейчас: 17th December 2017 - 12:58 PM