IPB

Добро пожаловать, гость ( Вход | Регистрация )

 
Reply to this topicStart new topic
> Автобиография Скосырева Константина Николаевича моего деда
Admin
сообщение Nov 24 2011, 08:01 PM
Сообщение #1


Administrator
***

Группа: Admin
Сообщений: 8380
Регистрация: 29-July 03
Пользователь №: 1



АВТОБИОГРАФИЯ

Скосырева Константина Николаевича моего деда


Родился я в г. Тобольске, в Уральской области, (ныне Обско-Иртышской) 25 октября 1884 года.



Родители мои были Николай Дмитриевич и Трифена Васильевна Скосыревы. Отец умер в 1901 году, а мать в 1928 году.

Предки моих родителей были крестьяне Кондинского и Уватского районов. Родитель был служащим культа(православный священник)как обучавшийся в прежней духовной школе, именуемой ныне «бурсой»(эпохи 60-70 г.)

Мать была женщина малограмотная. Культурно не развитая. Основные занятия ее было в семье: домашнее хозяйство и уход за детьми, которых было в семье до 7 чел. Характерно, что в нашей семье применение наемного труда не было. Никакого недвижимого имущества, драгоценностей и капиталов у родителей не было.

Отец по своему характеру был строгий, но с доброй душой. Кроме основной своей профессии отец интересовался общественной работой той эпохи и как краевед принимал участие в организации первого музея Тобольского Севера совмещено с С.Н.Мамесовым (?) б.консерватором Тобольского музея.

К тому же отец, обладая архитектурными способностями был председателем строительных комиссий по постройке б.духовного училища(ныне рыбтехникум) б. Епарх. женского училища и других городских зданий.

Уклад в нашей семье был вполне естественно своеобразный. С ранних лет внедрялись религиозные убеждения и взгляды, а духовная школа того времени еще более закрепила их. Дети служителей культа обучались исключительно в своих духовных школах (дух.училище и семинария)

Мое детство и дошкольный период ничем особенным не отличались.

Правда с ранних лет у меня была развита любознательность и страсть к книгам, тяга к путешествиям. Наступил период учебы. Этим начинается первая полоса в моей жизни. Как и все дети служителей культа я попал в духовную школу. Окончив Тобольское духовное училище я перешел в Тобольскую духовную семинарию. Перейдя в семинарию в возрасте 15-16 лет я уже стал уяснять что может дать школа и из 2 кл. вышел мечтая в Гомельский Таксатучилище, но мечта осталась только мечтой, т.к.родители были против этого, да и с имеющейся подготовкой рассчитывать на поступление было трудно. В перспективе не было ничего. Жить на шее отца не хотелось и я по совету своих товарищей поступил в «Писцион» или Канцелярским служителем в Тобольскую казенную палату. Недолго я прослужил тут, чиновничий мир царской эпохи и неблагодарная пустая работа и перспектива «чинуши» меня не интересовали и я бросил эту работу. Оставшись без определенной профессии и законченного образования и заинтересовавшийся идеей «хождения в народ» и под впечатление романа Пороспенко (?) «На действительной службе» решил идти служить народу. В роли скромного сельского священника.

Этим начинается вторая полоса в моей жизни. Никогда не живя в деревне среди крестьянской массы я с особенным трепетом вступил на эту работу. Я поставил перед собой задачу «служить народу» и быть не простым требоисправителем, а общественным деятелем деревни.

Идейно настроенный и видя как беспросветная тьма в деревне с первых же дней с учителем Д.К. Шумилиным занялись организацией народной библиотеки читальни. И Воскресной школы для взрослых. Эти наши попытки внести в народную тьму луч света были отмечены в газете как отрадное явление. Открытие библиотеки читальни и школы для взрослых были встречены с большим удовлетворением и наплыв учащихся (до 80 г) превзошли наши ожидания и наша школа из воскресной превратилась в вечернюю школу для взрослых. Кроме общеобразовательных предметов, были и предметы политического характера, т.к мы были настроены революционно. Да, не мало нелегальной было распрастранено среди населения. А приезд партии ссыльных 1905 г.дал еще больший толчок разъяснению политического самосознания, особенно молодежи. Недолго просуществовали и читальня и школа. Царское правительство душившее все хорошее и светлое – недопустила работы этих организаций и закрыло их. А руководители естественно попали в число политически неблагонадежными тем более стали преследоваться за связь с политссыльными, с которыми у меня со дня приезда установились добрые отношения и общность политичекских интересов объединяла нас.

Особенно оппозиционно настроилось против меня местное духовенствово главе с благочинным прот.Сосуновым. С первых дней моего приезда за то, что я на одном из собраний духовенства обличил их за пьянство, корыстолюбие, они начали гонения. Отчасти закрытие школы, читальни не прошло без участия благочинного Сосунова, который считал эти организации не нужными.



Возвратившись в с. Алымское чтоб забрать свой багаж я едва не был арестован отрядом «белых» Бердникова приехавшими в село и лишь защита населения и протест осободили из ареста. это еще больше убедило меня что оставаться в деревне не безопасно от разъезжающих по району чехословацких отрядов, поэтому я на другой день сел на проходящий пароход Станкевич выехал в Тобольск.

С июня 1918 года я начал работать в конторе Северсоюза. Жизнь оказалась полна тревоги и опасений преследования «белыми» в Тобольске. Приходилось каждую ночь ждать ареста и несколько раз и несколько раз приходилось пережить эти тревожные минуты.



С 15 января по 1-5 августа 19919 года я просидел в Тобольской губернской тюрьме, заболев при этом нервным расстройством и болезни сердца.(результат одиночки) Эти 6 месяцев тюрьмы в условиях особого тюремного режима и тревожных переживаний в последние дни перед эвакуацией тюрьмы и страх за ликвидацию тюрьмы на месте унесли не мало здоровья. Но вот в один из августовских вечеров после обычной проверки началась посадка заключенных на баржу для отправки на Дальний Восток. Гнали в буквальном смысле гнали на баржу. Крепким кольцом штыков были окружены заключенные.В «баржу» вбили 1500 чел.так что духота и теснота были ужасными. И в этих баржах пришлось плыть до Томска более месяца. ужас дикой расправы которые были почти ежедневными с заключенными создали ужасные условия, а голод и недоедания развили тиф, который унес и частые расстрелы добавляли число погибших. Недоезжая Томска я заболел тифом и едва помню как тюрьма была перегружена на вагоны, и потеряв сознание не помню пути до Иркутстка

По рассказам Худякова я находился в чрезвычайно тяжелом положении и лишь фельдшер (фамилии не помню)с которым я сидел в тобольской тюрьме и взятый для лечения конвоя ежедневно наблюдал за ходом моей болезни упадок сил и атрофию сердца поддерживал дозами спирта. На ст. Байкал я впервые очнулся пришел в себя и начал поправляться. Приехав в Читу нам объявили что часть заключенных будет оставаться здесь я оказался среди них. я был рад что наконец я не буду испытывать тряску телячьего вагона. нас 120 человек на станции 2 Чита принял начальник роты личного конвоя капитан Грант (изветный палач) Неприветливо встретила нас Чита и тут же на глазах по приказу капитана Гранта были расстреляны два наших товарища Телицин и Хозяинов. Жутко стало но выхода не было. А нашу группу конвой казаков отвел в военный городок Антипиху 7 км от Читы. Разместили нас в холодной казарме. Был уже конец сентября. На другой день нас «нагих» погнали в баню, многие из больных тифом снова заболели а оставшуюся группу заключенных (70 )чел. направили в спец контрационный лагерь б. крсноарамейцев и политзаключенных в 5-6 км от Читы. И вот тут пришлось прожить зиму 19919-1920 гг. Жить было чрезвычайно холодно т.к. Лагерь помещены не приспособлены к холодам. Режим в лагере был еще сносный а последнее время слабый благодаря тому что начальником лагеря был поручик Зябрев (сын рабочего)питание обычное тюремное. Наступил март 19919 настроение в Чите стало тревожным. Ожидалось наступление «красных» начальнику лагеря предложено было эвакуировать лагерь на ст. Манчжурия. Нерадостно встретил это известие лагерь, с нетепением ожидая прихода «красных» а с ними и освобождения. поэтому на тайном собрании находящихся в лагере было решено разведать и установить связь с большевистской организацией и решив перейти на нелегальное положение. Начальник лагеря Зябрев тоже и не думал эвакуировать лагерь. Две недели мы жили на нелегальном положении получая продовольствие от большевиков жд дороги Мы организовали два партизанских отряда и решено было идти к красным Одним отрядом командовал начальник лагеря Зябрев, а вторым его помощник. Первый удачно прошел к красным по баргузинскому тракту перевалив Яблоневский хребет а второй погиб. я и несколько моих товарищей идя с первым отрядом с обозом)не смогли проехать заставу и вынуждены были остаться в городе без всяких документов Несколько времени пришлось жить на конспиративных квартирах а затем нас несколько человек были устроены к одному из красных генералов в инженерную дистануцию к .т. Емельянову А.Ф.

Я был принят без всяких документов и назначен конторщиком в строит часть Чрезвычайно тяжело мне было сознавать, что благодаря тому что японцы не дали красным занять Читу вопрос ухода из Читы и отъезд в Советскую Россию откладывается на неопределнное время я решил не оставаться на зиму 1920-1921 гг.в Чите и благодаря содействию Емельянова давшего пропуск на выезд из Читы я с 2 товарищами бежал из Читы с целью перебраться через фронт к красным тяжело и тревожно было проезжать через ст.Черновская. Недоехав до ст. Саханбо 4-5 км пришлось сойти с поезда дальше поезда не ходили начинался фронт. На станции мы обратились к начальнику за указаниями дальнейшего следования. Тот сказал что надо перейти фронтовую полосу 18-20 км. Но это не безопасно кругом застав и белых красных. Делать нечего пошли бросив все свои документы. пройдя 7-8 км мы увидели несущийся к нам конный разъезд. Замерло сердце и ужас охватил нас но к счастью мы попали на разъезд красных. Первое время нас вели пешком затем повезли на броневике. Остановились на ст. Манзоня сидел на площадке броневика и вдруг кто- то окрикнул мою фамилию и велика была моя радость это был один заключенных нацменс которым я был в Тобольске из его слов я узнал, несколько других товарщей из 1 отряда служили 1 кмъ от станции. Он отпросил меня у конвоя и я ушел к ним. Переночевал и мне дали документы кто я. И я поехал в Вехнеудинск тогда ст. ДВРПо приезду в Вехнеудинск я был немедленно освобожден и направлен для работы в государственном контроде.2.5 мес. Пришлось поработать В Верхнеудинске и затем с партией б.политзаключенных по распоряжению ВЦИКА был направлен в распоряджение Сибревкома в г.Омска отсюда в Тюмень и далее в Тобольск. Возвратившись в Тобольск я сразу же был направлен инструктором кулинарно-промышленной секции Северосоюза где работал сперва рядовым инструктором зав. Инструкторским отделом.



Чрезвычайно морально тяжело было пережитого временного лишения меня как бывшего служителя культа избирательных прав в 1929 году. Правда я был по постановлению Тоб.окру. избирательных комиссии восстановлен но все же это временное лишение прав и отнесение меня к числу «чужаков» советского строя для меня было большим наказанием считаю незаслуженно, т.к. хотя я был служителем культа но своей революционной работой я доказал приверженность советскому строю, перенеся все моральные и физические муки в застенках колчаков и тем самым искупив свою вину за прошлое. Несмотря на то что в период своей работы в течение 17 лет я ничем себя не запятнал однако «травля продолжалась.



В эпоху царизма меня гнали и преследовали за мою револ. И обществ. Деятельность

При колчаке жестоко расправились за мои политические убеждения

При красных преследуют за прошлое. Сейчас я больной, разбитый человек

Я не требую к себе почета но дайте мне возможность покойно работать и не отталкивать меня от общественной работы.

24 ареля 1937 года



Записано с рукописи с оригинальным сохранением стилистики



Александр Истомин

Москва
www.czn.ru

czn@czn.ru

User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Admin
сообщение Nov 24 2011, 08:23 PM
Сообщение #2


Administrator
***

Группа: Admin
Сообщений: 8380
Регистрация: 29-July 03
Пользователь №: 1



ссылка на скачивание
http://depositfiles.com/files/zk6dletu2
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Admin
сообщение Nov 25 2011, 12:45 PM
Сообщение #3


Administrator
***

Группа: Admin
Сообщений: 8380
Регистрация: 29-July 03
Пользователь №: 1



1 мая 1937 года.



День 1 мая Великий праздник трудящихся всего мира.

1 мая особенно радостный деньдля трудящихся СССР, страны строящей социализм.

1 мая с.г. входит в строй еще одна из величайших строек нашего социалистического хозяйства-канал Волга-Москва. Это еще одно достижение в области нашего социалистического строитепльства по инициативе Нашего великого вождя и товарища Сталина.

День 1 мая 1937 года лично для меня особенно знаменательная дата.

20 лет тому назад 1 мая 1917 года для меня началась новая эра.

Началась новая трудовая жизнь. Порвав с «с прошлым» я ушел на активную революционную и общественную работу. Страна только что освободилась от старого царского строя. Зарождалась новая форма общественно-политической жизни страны. 1 мая 1917 года я был избран председателем совета в одном из сел Уватского района. И мне пришлось быть организатором и руководителем первой ячейки социалистического строя, первой общественной организации в деревне.

В чрезвычайно тяжелых условиях пришлось работать, еще модой не окрепшей и в общественном мнении и в финансовом отношении - организации. Кулаки - б.торговцы, видя, что на смену Им и их торговле идет кооперация, все меры принимает к тому, чтобы разбить это дело, но это им не удалось. Новая жизнь социалистического строя «смела их». Более года я был председателем сельпо в с.Алымском Уватского района. В июле 1918 года я был арестован контрразведкой Колчака, а поэтому естественно прекратить работу в сельпо.

Это обстоятельство подтверждается следующей справкой Алымского с/с Уватского района от 18 июля 1930 года.



СПРАВКА

Дана настоящая справка Алымским с/с Уватского района гр. Скосыреву Константину Николаевичу в том, что он в 1917 году, мае месяце организовал в с. Алымском, Единое Потребительское общество и работал председателем до июля 1918 года. В 1918 году в июле был арестован контрразведкой Колчака за общественную работу, которую он вел с населением.

Справка дана со слов населения и членов с/с.Сохранились членские книжки подписанные Пред.правления Скосыревым.



Пп предс\с Захаров





Между тем, политические события в России -Октябрьский переворот, переход власти Советам, о которых тщательно скрывала тобольская власть в лице представителей временного правительства и земства, заставляли думать об организации Советов в районе.

С возвращением с фронта крестьян и бывшего политического ссыльного 1905 года т. Богдан И.А. было решено не дожидаясь Тобольска приступить к организации советов. Была создана инициативная группа, в состав которой по настоянию крестьян и бывших политических ссыльных, проживающих в селе, был введен и я. Инициативная группа провела массово-разъяснительную работу о значении Октябрьского переворота и власти Советов. И 11 февраля 1918 года был избран первый в крае Алымский совет членом и ответственным секретарем был и я.

Алымский совет взял на себя инициативу созыва краевого съезда большевиков, который состоялся в марте месяце 1918 года в с. Демьянском Уватского района.

Жестоко ополчились враги Советской власти-главным образом бывшие торговцы у которых Алымский сельсовет

Постановил изъять товар и передать кооперации. Бешеная агитация была развернута против Совета и очень характерно, что к группе врагов Советской власти примкнул учитель Алымской школы гр. Баландин, которого население сняло с работы как врага народа.

Недолго пришлось существовать первому Совету в Тобольском крае. В мае 1918 года власть была в крае захвачена белыми. Советы немедленно были разогнаны, а их организаторы рассажены по тюрьмам. Наступила тяжелая эпоха- злой реакции –колчаковщины.

В числе других организаторов Советов был арестован и я.около двух лет мне пришлось многое пережить: аресты, тюрьму, ссылку, издевательства и все ужасы белого террора, было потеряно много сил и здоровья. И только простой случайностью остался жить. Особенно тяжело пришлось прожить в лагере политзаключенных около года вблизи г. Чита, под страхом физической расправы семеновскими офицерами. Не выдержав, всего бежал в Советскую Россию в августе 1920 года, через фронт. В ДВР временно работал в Госконтроле и в конце 1920 года вернулся в Тобольск, после двух лет скитаний. В чем была моя вина и за что «белые» преследовали меня? Об этом говорят два документа:

А) следственная комиссия временного правительства.

Б) был священником

Этот документ является некоторым штрихом из моего «прошлого» и он характеризует, что будучи служителем культа (православный священник) я не был «врагом народа» так, как получить этот документ, да теще спустя 14 лет после того, как я уехал из села, нелегко. И это говорит за то, что добрые мои отношения к народу и моя общественная работа не забыта.

User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post

Reply to this topicStart new topic
2 чел. читают эту тему (гостей: 2, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0 -

 



- Упрощённая версия Сейчас: 20th November 2017 - 06:40 AM